Понедельник, 17.06.2019, 02:05

 
   

Главная |Регистрация |Вход

Меню сайта
Категории раздела
Обзор прессы [102]
Аналитика и Геополи́тика [52]
Армия [18]
Внешняя политика [7]
Наши баннеры


Коды баннеров
Друзья сайта


Архив записей
Статистика
Форма входа
Главная » 2010 » Декабрь » 12 » Они предали святого Савву
00:05
Они предали святого Савву
Епископ Рашско-Призренский Артемий (Радосавлевич)

Вы учёный монах, духовное чадо преподобного отца Иустина Челийского (Поповича (1)), один из четверицы: Амфилохий (Радович), Атанасий (Ефтич), Артемий (Радосавлевич) и Ириней (Булович). Помните ли Вы то время, какие чувства разбудил и позже развил в Вас отец Иустин?

Икона преп. Иустина Челийского (работа иконописной мастерской монастыря Челие)

Нужно было бы написать целую книгу, чтобы рассказать об отце Иустине: просто невозможно в коротком интервью всё обозначить, сколько было в нём красоты, а сколько воспоминаний о нём. Это было ровно 50 лет назад, когда я окончил Семинарию и выбрал монашеский путь в жизни, служение Церкви в монашеском чине. Я благодарю Бога, что оказалсяся рядом с отцом Иустином, познакомился с ним, что он стал моим духовником и старцем. Отец Иустин постриг меня в монастыре свв. Архангелов Михаила и Гавриила — Челие, с тех пор много воды утекло, путь длинный, некоторые ведь не доживают и до пятидесяти. Сегодня я вспоминаю те далёкие годы. Жить и трудиться рядом с о. Иустином, наблюдать его жизнь, присутствовать на его службах, слушать его мудрые речи — это было благословение Божие и вдохновение для всех нас, которые были около старца.

Вы родились в селе Лелич, там родился и святой владыка Николай (Велимирович) (2). Не эти ли обстоятельства стали решающими в определении идти по стопам духовным, быть верным сыном Сербской Церкви и борцом, хотя Вы стоите перед более тяжкими искушениями, нежели Ваши братья-владыки?

 Без сомнения, есть в том благословение Господне, что я родился в одном селе со святителем Николаем. От его дома наш — всего в двухстах метрах, и, разумеется, с малолетства я знал о нём, жаль, что никогда его не видел, ведь был тогда совсем ребёнком; а св. владыка уже в 1941-м году вступил на свой тернистый путь. Он был схвачен, депортирован, а позже не мог возвратиться в Сербию. Но дух Николая (Велимировича) остался в Леличе, его дух жил в доме моих родителей. Конечно, его книги и «Малый сборник миссионера» и другие его сочинения во многом повлияли на мою жизнь; я после окончания школы решил идти в Семинарию. Как раз в это время отец Иустин уже жил в монастыре Челие, бывал он также и в Леличе. Так что и его пример был перед моими очами и, понятно, благословение! Всегда я старался идти по его стопам. 

Икона св. Николая Сербского (мон. Челие)

Вы получили доктора богословия в Греции, можно предположить, что с удовольствием вспоминаете годы учёбы там.

Я помню каждую мелочь своего пребывания в Греции, хотя уже далеко шагнул в восьмой десяток. Потому что просто так ничего не уходит из памяти. Например, могу вспомнить тему докторской диссертации — «Тайна спасения по творениям св. Максима Исповедника», дивного святителя VIIв. Только лишь прозвание его «Исповедник» говорит, что он пострадал за веру. Неколебимый борец за истину. В те времена он был практически охранителем Православной Церкви. Тогда четыре патриарха, четыре поместные церкви, император впали в ересь монофелитства. Святой Максим был настоящим борцом за чистоту Православия. Он очень пострадал. Он подвергся гонениям, поношениям, избиениям, ему вырвали язык, отсекли правую руку, отправили в ссылку, где он и умер в возрасте 82 лет. Его ревность, стояние за чистоту Православия стали настоящими причинами, определившими выбор темы моей докторской диссертации — его житие и борьба. Кто знает, возможно, в искушениях, пришедшихся на мою долю по Промыслу Божию, есть некая символика!

С конца 70-х гг. и до 1992 г. Вы были игуменом монастыря Црна Река, до тех пор пока тогдашний владыка Рашско-Призренский Павел не был избран патриархом. Патриарх Павел, всегда следовавший Евангелию, глубоко продумал, кто, по его мнению, смог бы лучше всего заботиться о сербском народе, о святынях Косова и Метохии. Вы приняли на себя очень большую ответственность.

В Михаил-Архангельском монастыре, что на Чёрной реке, я был настоятелем, игуменом, 13 лет по благословению владыки Павла, позже нашего патриарха; а когда он стал патриархом Сербским, предложил меня в качестве своего наследника на престол стародавней епархии Рашско-Призренской. Стоит напомнить, что впервые эта епархия вспоминается в документах под 918 годом. Значит, она насчитывает уже свыше тысячи ста лет! Я трудился в епархии полных 19 годов, безусловно, следуя велениям собственной совести и епископской клятве. А как служил я епископом Рашско-Призренским, пусть рассудят Бог, мой верный, исстрадавшийся народ, моё монашество и священство (3). Правые итоги, все жертвы и истины обнаружатся, как это обыкновенно бывает, по прошествии времени.

В монастыре Вы сумели за короткий промежуток собрать большое монашеское братство. Так укреплялось иночество в святынях Косова и Метохии Сербской Церкви.

Монастырь Црна Река

Не могу целиком согласиться с Вами в том смысле, что именно я это сделал. Бог посылал оных, коих избирал. А я был лишь тем, кто принимал с любовью всё, что повелевал Господь. Сколько было в моих силах, направлял братию на правый чин монашеской жизни. Всё устраивалось по Промыслу Божию, а события, последовавшие в 1998-1999 гг. и позже, которые стали судными для нашего народа в Косове и Метохии, лишь это подтвердили. Конечно, большинство монашества и монастырей в Косове стали своего рода духовными центрами, стожарами, которых народ наш «держался», в которые веровал. И, несмотря на все нестроения, ужасы, гонения, страдания, люди оставались на наших древних землях. В этом отношении роль монашества непереоценима! А Господь сподобил косовское монашество ревности, стойкости и многочисленности. Црна Река была словно улей, который постепенно роился. И как в улье матки создают новые семьи, так и умножавшаяся братия Михаил-Архангельского монастыря на Чёрной реке пополнила все обители в Косове и Метохии, многие же возродили или основали совсем новые. Монахов было более двухсот. Пять монастырей — женские, остальные — мужские. В некоторых поначалу жили по одному-два инока, а где-то и ни одного не было! Ревностию и любовью смогли мы возродить обители и умножить число насельников. Например, в монастыре Високи Дечани в то время, когда я стал епископом, их было четверо, а в Црной Реке — 17. Тогда мы, во-первых, обновили, омолодили братство монастыря Високи Дечани, перевели из Црной Реки девятерых монахов. И будто горная речка забурлила. Многие обители просто вернулись к жизни — Кончул, Баньска, так же и Джурджеви Ступови. Отстроен монастырь Девине Воде, Улие, Тушимлье, возрождён монастырь Драганац, где не было насельников, и т. д. То было время расцвета монашества и иноческой жизни в святой земле Косова и Метохии. Некоторые монахи, в зависимости от обстоятельств, перемещались в другие епархии или даже на другие континенты. Сейчас наши постриженики живут в Европе, Австралии, Африке, в Северной Америке.

Вы участвовали в работе Сербского национального веча, руководствуясь борьбой за сохранение сербского этноса в Косово-Метохийском крае.

Сначала было два сербских народных веча. Кажется, первое было создано для северного Косова во главе с др. Марко Якшичем; а после изгнания сербов мы были вынуждены переселиться из Призрена (4) в Грачаницу, где и сформировали Сербское народное вече Косова и Метохии, народную организацию, которая охватывала всю территорию южносербского края. Вече занималось проблемами сербов в любой точке Косова. Я участвовал в его создании и принимал серьёзное участие в его работе, а известный период был и председателем Веча. Когда же оно окрепло, я, разумеется, оставил свой пост, но членом Веча, конечно, состоял. Оно имело большое значение для бытия нашего народа, направляло его в те мрачные и смутные времена, когда наше собственное государство так или иначе бросало нас на произвол судьбы, обманывало. Вплоть до сего дня!

Известно, что Вы много раз посещали США и другие западные страны с тем, чтобы добиться поддержки интересов Сербии, вместе с Дж. Джатрасом создали Американский совет Косова и Метохии. Что всё-таки в целом удалось сделать?

Монастырь Грачаница, ц. Благовещения

Да, с 1997 до 2008 гг. я достаточно поездил; бывало, что и по пять раз в год посещал США… исключительно ради защиты интересов сербского народа и сохранения Косова и Метохии как части государства Сербия. И не только Америку. Я путешествовал по всей Европе, ездил в братскую Россию, достиг даже Африки с целью, чтоб истина о событиях в Косове, о мученичестве нашего народа, об уничтожении святынь стала известна во всём мире! Я свидетельствовал как косовец, как человек, живущий в разорённом сербском крае и разделяющий судьбу своего народа. Я защищал истину. Я также рассказывал о высокой духовной ценности Косова, о нашей истории. И хотя это всё очень напряженные путешествия, а я уже в летах, видно, Бог даёт человеку силы, чтоб перенести испытания. Когда начали подготавливать то, о чём я неустанно говорил, ведь было очевидно, что дело идёт к созданию независимого Косова, стало необходимым подтолкнуть сербов, чтобы и сербская сторона обозначила свои интересы. Не стоит говорить о том, насколько сильно албанское лобби в США… Сербия как государство на этом поприще ничего не сделала, и мы в Сербском народном вече взяли и эту заботу на себя с помощью Дж. Джатраса. Я познакомился с ним в одну из своих многочисленных поездок в Америку. Джатрас оказался искренним другом нашего народа. Православный, родом грек, Джатрас полностью осознал, истинно понял косовскую агонию.К нам присоединилась и мать Джатраса, Стела, которая без устали писала статьи о косовской голгофе в разные американские газеты и журналы, защищала сербов от нападок и клеветы, так что американские сербы быстро прозвали её «сербской мамой». Действительно, было очень трогательно, с какой любовью эти греки воевали за нас, сербов. Джатрас и сегодня остаётся последовательным. Без какого-либо материального интереса, без финансовой помощи с нашей стороны он продолжает в Америке бороться за сербов, за наше Косово и Метохию. Этому замечательному человеку мы должны быть глубоко благодарны!

Богоматерь Пелагонитиса (Грачаница; по преданию, образ явлен в Пелагонии в сер. XI в.).

В своё время Вы считали, что можно найти какое-нибудь мирное решение совместно с демократическим Западом, во всяком случае, верили в это, однако сразу после погрома 17 марта 2004 г. Ваша позиция, принципы, на которые опираетесь, стали жёстко национально ориентированными. Как Вы оцениваете опыт сотрудничества с представителями демократического Запада, как Вам раскрылись их подлинные цели, как укрепились Вы на национальных позициях?

Видите ли, после ухода нашей армии, полиции, после подписания Кумановского соглашения (5) и поражения, провозглашённого победой, прихода KFOR и UNMiK в Косово здесь остался совершенно незащищённый народ, точнее треть всего сербского населения края. Две трети уже были изгнаны. Для сербов настали чёрные дни. Было всё: похищения девиц и женщин, детей, убийства, каждый день страх, который сеяли преступники из UCK («армии» освобождения Косова — Н. М.), стиравшие безоглядно всё живое, что было сербским. Только благодаря Церкви, её монашеству многие остались в крае. В этих ужасных условиях, полностью отданные на милость и немилость албанцев, мы с нетерпением ожидали прихода международных сил. Мы думали, что они наведут какой-никакой порядок, сумеют защитить от албанских головорезов православное население, которое было самым зверским способом запугано и истерзано. В первое время нужно было показать готовность к сотрудничеству с международными силами ради сохранения нашего народа, в надежде, что постепенно всё наладится и люди позже смогут вернуться в свои дома. Однако, когда вместе со всем прочим мы ещё испытали и мартовский погром 2004 г. (6), для меня это стало переломным моментом. (Следует подчеркнуть, что Косовский погром случился после странного пожара в Хиландаре 4 марта 2004 г., когда сгорело 2/3 сербского монастыря, основанного св. Саввой Сербским и отцом его, св. Симеоном Мироточивым, но уцелел собор Введения Богоматери во храм, библиотека, ризница и, главное, чудотворная икона Богоматерь-Троеручица. – Н.М.). С тех пор я прекратил всякое сотрудничество с международными представителями в Косове. Мы поняли, что их присутствие не приведёт ни к какому решению. Никакой защиты не получили сербы с прибытием KFOR (7) и UNMiK (8). В ответ на все компромиссы с нашей стороны, вместо помощи и решения проблемы нам устроили настоящий погром — Варфоломеевскую ночь в Косове, сколько ужасов и страхов мы тогда натерпелись. С 17 марта изменилось и отношение моё, и Сербского народного веча к иностранным силам. Мы полностью утратили веру в них. Потом прибыла миссия EULEKS (9); цель их была, в соответствии с планом Ахтисаари, лишь оказать содействие в формировании косовских институций и обеспечить одностороннее провозглашение квази-государства на наших землях. Я заранее указывал на это, но никто не слушал меня!

Карта-схема «Уничтоженные храмы и монастыри Косова и Метохии 17 марта 2004 года»

Известно, что Вы подали иск против стран НАТО в связи с уничтожением сербских святынь в Косове и Метохии. Кто из Сербской Церкви оказывал на Вас давление по этому поводу?

К марту 2004 г., то есть за первые пять лет после бомбёжек, было разрушено приблизительно 115 храмов и монастырей. Во время мартовского погрома, только лишь за два дня, уничтожено, подожжено, порушено, осквернено ещё 35 наших святынь. Да, я подал тогда иск в Международный суд по правам человека в Страсбурге, но не в отношении НАТО, а против конкретных четырёх государств, миссии которых, каждая в своём секторе, обязаны были защищать население и его имущество и культурное достояние народа. Косово и Метохия были разделены на пять регионов: восточную часть контролировали США, Германия — южную, Италия — западную, Франция — северную и Великобритания надзирала за центральной частью. Америка не подпадает под юрисдикцию Страсбургского суда, потому я мог предъявить претензии только к четырём европейским государствам, которые должны были охранять наши святыни, но они этого не сделали! А значит, несут непосредственную ответственность за разрушение сербских церквей и монастырей! Об исковом заявлении я тотчас оповестил св. Архиерейский Синод СПЦ. И получил поддержку. Синод занимал такую позицию три месяца, а в декабре 2004 г. быстро переменил её, поскольку некоторые западные страны, в первую очередь Италия, стали протестовать. Как можно осуждать их, когда они помогают!! Тогда Синод при содействии наших властей и под давлением Запада потребовал отозвать иск. Я упорно боролся против такого поворота событий. А теперь мне приписывают это в качестве одного из грехов непослушания. В мае 2005 г. Синод выносит решение отозвать исковое заявление на эти государства. К сожалению, эта инициатива не осуществилась, к стыду кое-кого из нашей Церкви и к великому огорчению нашего народа!

Ваша нравственная позиция относительно восстановления сербских святынь (10) хорошо известна общественности — Вы считаете, что храмы и монастыри не могут восстанавливать те, кто их разрушал; и тут опять возникают серьёзные трения во взаимоотношениях с Синодом. Ваши расхождения с нынешним патриархом Иринеем начались с той поры, когда Синод попросил его надзирать за исполнением Меморандума, точнее — за тем, как албанцы возрождают уничтоженные сербские святыни, против чего Вы жёстко возражали… И наконец, Ваши братья во Христе открыто говорили, что Вы "опять” cвоевольничаете и не уважаете советы и решения Синода СПЦ.

Я всегда защищал интересы нашего народа, Православия, святосаввские традиции и Христа от тех, кто Его вновь распинает в Косове и Метохии. От тех, кто сегодня отнимает нашу землю, угнетает наш православный народ! В Синоде мне могут теперь приписывать самые разные нарушения этикета, но я навсегда останусь неколебимым в защите истины, жизни, достойного существования сербов в Косове!

Богоматерь Троеручица (мон. Хиландар, св. Гора Афон)

В религиозно-нравственном отношении Вы остались настоящим последователем св. Саввы, хранителем исконной Православной веры. Вы видите отчётливее, нежели другие, что уже наступило время, о котором писали известные представители русского, сербского, греческого духовенства, когда начнут уничтожать Православие, вовлекать паству в экуменизм, формируя так называемую универсальную религию!

Это одна из серьёзных причин моего несогласия, расхождения или, скажу, «моего непослушания», потому что я никогда не воспринимал дух экуменизма. Экуменизм, по словам св. о. Иустина, есть всеересь. То есть все предшествующие ереси воплощены в экуменизме. Контакты с экуменистами… это тайное предательство Православия и святосаввской традиции. Я никогда не пойду на это, никакой ценой! Вследствие такой позиции я уже давно, словно кость в горле, для церковной да и политической верхушки! И как богослов, как монах, позже игумен, епископ я всегда иду стезёй сохранения чистоты Православия и святосаввской веры. Известно и моё полное несогласие со всеми нововведениями в литургическую жизнь нашей Церкви. Всё это погибельно для нашего православного народа. Очевидно и моё отношение к вопросу о посещении папою Сербии. Следовательно, понимаете, почему я так неугоден и в чём я «несмирен». Я стараюсь быть послушным Святой Православной Церкви, той, которую исповедуем в Символе Веры.

В отношении Вас развязана небывалая грязная медийная и политическая кампания. Она ведётся на вершине политической власти Сербии и в среде иерархов Сербской Церкви. Как Вы переносите это линчевание?

Полвека я жил и трудился в Церкви и на благо Церкви. И на пятидесятом году принял братский поклон, «признанье», так называемое расчинение. Но о том судить Богу. Во всяком случае, история нашей Церкви не знает ничего подобного той информационной кампании, которая упорно, на протяжении 10 месяцев, ведётся против меня. Парадоксально, что так называемые финансовые махинации, которые ничем не подтверждены, стали причиной моего устранения с престола епископа Рашско-Призренского. Я задаю вопрос, когда же это было установлено, если комиссия Синода для ознакомления с делами посетила 10 февраля Грачаницу, а уже на следующий день Синод неожиданно вынес решение об удалении меня с кафедры. Было даже выдвинуто какое-то обвинение о пропаже 350 тыс. евро, очевидно «раскрытой» за одну ночь. И вот по прошествии десяти месяцев не найдено ни одного доказательства хищений! Следствие не подтвердило ни одного факта, но по необходимости продолжает  всё ещё «оперировать» этой цифрой, суммой, которая будто бы выплачена за «фиктивные работы»! А эти «фиктивные работы» суть — возведённые святыни, монастыри, церковные объекты и монастырские корпуса, которые видел своими глазами, куда заходил, пил там кофе тот самый, кто подписал этот несчастный донос! И больше о нём не вспоминают! Всё это трагично для Сербской Церкви. Нужно было в определённый момент вызвать гнев нашего народа и посеять среди паствы сомнения во мне! И всё это, разумеется, некие средства массовой информации уже дальше «конструировали».

Ваши политические взгляды не отличаются от религиозных в смысле принципиальности. Вы являетесь в Косове уже много лет не только опорой Православия, но и защитником национальных интересов сербов. И это слишком большая помеха, не так ли?

Вы правы, я всегда открыто выступал против политики официального Белграда, когда втихую был принят план Ахтисаари, чтобы поддержать создание «независимого» государства Косово. Я всегда резко возражал против любых компромиссов, идущих вразрез с интересами сербского народа. Я настаивал на том, чтобы Сербское государство требовало выполнения Резолюции СБ ООН 1244, защищая право на возвращение сербов в Косово, о котором всё реже говорят в печати! Потому что ни один вопрос не может быть разрешён в отсутствие двух третей сербского населения в Косове! Это мешало многим и, конечно, американцам, которые не могли так просто осуществить свою цель создать независимое Косово, ради собственных интересов опять-таки, а не ради албанцев, ради своей базы «Бондстил» и прочих амбиций и геостратегических претензий. Мешало и Европейскому сообществу, которое единодушно трудилось, выполняя волю США. Да и самим белградским властям мешало, потому что они хотят завести сербов в Европейский союз, рассказывая, что нас там ожидает рай. На самом деле они ведут сербов в пекло, а не в рай, как пытаются убедить наш ограбленный, униженный, бедный народ.

Вы настаивали, чтобы власти Сербии более активно и открыто сотрудничали с Россией, предлагали, чтоб наше государство купило у России современное вооружение.

Безусловно, я это поддерживал и сейчас поддерживаю. Я за то, чтобы Сербия повернулась лицом к православной России, к единственному народу, который во время косовской Голгофы действительно помогал нам. Несмотря на все глупости и непоследовательность официальной сербской политики, Россия никогда нас не оставляла! Они готовы поддержать все требования сербов… А вместо этого нас развернули лицом к Брюсселю…

Раскол в СПЦ, о котором всё чаще говорят, стал бы самым трагическим событием во всей истории сербского народа. Кому же нужен раскол?

Без сомнения, вопрос раскола вообще трагичен для православного народа и Православной Церкви; это бы стало нашей трагедией с непредсказуемыми последствиями! Когда мы говорим о расколе, возникает вопрос, кто создаёт раскол? В течение этих десяти месяцев неприятностей, искушений, наказаний, унижений, которые я претерпел от братьев моих епископов, у меня сложилось впечатление, что кому-то раскол в Сербской Церкви очень нужен. Я искренно надеюсь, что наш народ понял существо дела, понял, что раскол творит тот, кто тайно отказывается от неоценимых драгоценностей, идеалов Сербской Православной Церкви, которым служили наши святые Отцы, отказывается от пути, которым они следовали! Раскол создают те, кто отступает от традиций св. Саввы, Вселенских Соборов, от канонов. И это так очевидно!

И уж во всяком случае не владыка Артемий. И никогда тому не быть! Но до конца дней своих я останусь тем, кто я есмь — епископом Рашско-Призренским!

Распятая сестра наша - Сербия (2004)

***

Интервью с владыкой Рашско-Призренским Артемием записала Бильяна Живкович.

Опубликовано на сайте «Српска.ру» на сербском языке 8 декабря 2010 г.

Перевод, примечания, иллюстрации — Наталья Масленникова.

___________________________________ 

(1) Преподобный Иустин Челийский (Попович), архимандрит (1894-1979), др. богословия, замечательный проповедник, автор многих богословских сочинений, собеседник митрополита Антония (Храповицкого); с 1948 г., после изгнания коммунистами из Богословского факультета Белградского университета, жил в женском монастыре свв. Архангелов Михаила и Гавриила-Челие, был духовником сестёр, скончался в 1979 г. Сразу же после кончины стал местночтимым святым, 2 мая 2010 г. канонизирован Сербской Православной Церковью, мощи под спудом в монастыре Челие.

(2) Св. Николай Сербский (Велимирович), епископ Жичский, архиепископ Охридский (1880-1956), выдающийся сербский богослов, духовный писатель, проповедник; канонизирован СПЦ в мае 2003 г., мощи перенесены в 1991 г. из Америки в Сербию и водворены в ктитории вл. Николая — храме св. Николая Чудотворца, в селе Лелич; в последние годы многие его сочинения появились на русском языке.

(3) Из Сербии приходят всё более тревожные вести: 8 декабря 2010 года решением Верховного церковного суда СПЦ под председательством еп. Бачковского Иринея (Буловича) лишены сана 17 иеромонахов, поддерживающих владыку Артемия.

(4) В конце XIX в. Призренская епархия была «религиозно-национальным центром подъяремной Сербии с прилегающими национальными святынями: Высоко-Дечанской Лаврой, монастырями Грачаницей и свв. Апостолов (Печьская патриархия). Призрен был воспет в народных песнях как "Царьград Сербский”, "богохранимый” ... Призренская семинария… являлась религиозно-просветительским центром в Южной Сербии. Основал её обрусевший серб-петербуржец Игуманов, а постоянно семинария поддерживалась русскими дипломатическими представителями и без их помощи не могла бы существовать. При содействии русских консулов… посылались в семинарию из России книги, и таким образом была создана богатейшая на Балканах библиотека православной религиозной литературы» (Пагануцци П. Н. Святейший патриарх Сербский Варнава//Сергиевские чтения. М., 2005. С. 133).

(5) Военно-техническое соглашение между НАТО и Союзной респ. Югославия было подписано 9 июня 1999 г. в Куманове. По Соглашению в Косове и Метохии должны были быть размещены международные гражданские и военные силы под надзором ООН, о чем должна была быть принята особая резолюция СБ ООН. В Соглашении указывалось, что эти силы будут действовать беспрепятственно, обладая правом предпринимать все необходимые действия для осуществления и поддержания состояния безопасности для всех граждан Косова, а также и то, что "свою миссию эти силы будут выполнять и другими способами". Кумановское соглашение определяло, что какие бы то ни было силы СРЮ без предварительного одобрения командующего КФОР ни под каким предлогом не могут войти на территорию Косова и Метохии.
Соглашение предусматривало, что в установленные сроки из Косова и Метохии будут выведены силы СРЮ. Уточнялось, что это относится к регулярным армейским силам, вооруженным группам граждан, ВВС, территориальной обороне, пограничной полиции, разведке, подразделениям полиции и любым другим группам, которые укажет командующий КФОР. В то же время подписанты ВТС указали, что "договорено возвращение военного персонала СРЮ и Сербии" в Косово и Метохию, что будет "предметом дополнительного отдельного соглашения". В Приложении "Б" кумановского соглашения указывалось, что КFOR" будет обеспечивать исполнение обязательств после одобренного возвращения персонала СРЮ в Косово и Метохию". С точки зрения международного права это положение ВТС подтверждает территориальную целостность и государственный суверенитет СР Югославии и, соответственно, Сербии. Впрочем, все это ясно определено в Резолюции 1244 СБ ООН, которая постоянно нарушается, а то и просто не выполняется.

(6) Пик погромов пришелся 17 марта 2004 г., потом они перекинулись одновременно на всю территорию края. Поводом для начала погромов послужило сообщение в албанских СМИ об утонувших в реке албанских детях и о том, что в этом якобы виноваты сербы. В течение нескольких дней практически на всей территории Косово и Метохии вспыхнули беспорядки, происходили столкновения, погромы сербских святынь и населенных пунктов, столкновения албанцев с силами УНМИК и КФОР. Первые беспорядки произошли в Косовской Митровице. То, что погромы были похожи на хорошо спланированную и скоординированную акцию, практически сразу признали и сами представители УНМИК и КФОР, непосредственные очевидцы и участники событий. Многие из них открыто назвали это этнической чисткой. В результате погромов было убито 19 человек, ранено более 140, выгнано из домов 5 тыс. человек. Более 900 сербских домов и квартир сожжено, полностью очищено от сербов 6 городов и 9 сел, уничтожено 35 храмов и монастырей, памятников мирового значения.

 

(7) KFOR ( Kosovo Force) — международные силы под руководством НАТО, ответственные за обеспечение стабильности в Косове.

(8) UNMIK (UN Interim Administration Missionin Kosovo) — миссия была учреждена в Косово Советом Безопасности ООН в июне 1999 г., должна выполнять основные административные функции до создания полноценных органов гражданской власти, обязана наблюдать за миром в регионе и др.

 

(9) EULEX (от лат. lex«закон») — специальная миссия Европейского союза в составе 2000 гражданских лиц и представителей правоохранительных органов, предназначенная для отправки в Косово в рамках плана Ахтисаари. Евросоюз одобрил размещение миссии в Косово 16 февраля 2008. В её работе собираются принять участие все страны ЕС кроме Мальты, а также граждане США, Швейцарии, Норвегии, Турции и Хорватии. При этом большинство сотрудников EULEX будут составлять немцы и итальянцы. Решение разместить в Косово иностранный полицейский контингент без согласования с правительством Сербии противоречит тексту Резолюции Совета Безопасности ООН № 1244, где трижды указывается приверженность «контактной группы» и всех членов ООН принципу территориальной целостности Сербии (тогда — СРЮ в составе Сербии и Черногории).

(10) Заседание Совета по обновлению и возведению храмов Рашско-Призренской епархии Сербской Православной Церкви под председательством епископа Рашско-Призренского Артемия состоялось 2 октября в министерстве Косова и Метохии. На заседании Совета, основанного в 2003 г., были обсуждены возможности и модели обновления сербских святынь в Косово и Метохии. Наиболее приемлемой была названа модель, по которой обновление осуществлялось бы епархией при поддержке государства Сербии. Эта модель способствовала бы не только обновлению храмов, но и дальнейшему их развитию. Совет поддержал прерогативу развития тех монастырей, обновление которых уже началось или начнется в этом году, сообщает "Благовест". Особенно было отмечено несоответствие условий процесса обновления Меморандуму о взаимопонимании и общих принципах восстановления объектов Сербской Церкви в Косове и Метохии, подписанному в 2005 г. Сербской Православной Церковью и временными органами самоуправления в Косове и Метохии. Особую тревогу вызывают сведения о процессе обновления церкви Святой Троицы в Джаковице. Эта церковь была частично разрушена албанскими экстремистами в 1999 г., в марте 2004 г. снова опустошена, а сегодня, несмотря на активный процесс "обновления", продолжает регулярно оскверняться (сообшение интернет-страницы Подворья Сербской Православной Церкви в Москве).

Источник: "Фонд стратегической культуры"


Просмотров: 398 | Добавил: voskepar | Теги: Косова и Метохии, жил и трудился в Церкви и на благо , епархии Сербской Православной Церкв | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
VOSKEPAR
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ
Календарь
Поиск
Мини-чат
200
ВОСКЕПАР ©2010 - 2019