Четверг, 27.06.2019, 07:04

 
   

Главная |Регистрация |Вход

Меню сайта
Категории раздела
Обзор прессы [102]
Аналитика и Геополи́тика [52]
Армия [18]
Внешняя политика [7]
Наши баннеры


Коды баннеров
Друзья сайта


Архив записей
Статистика
Форма входа
Главная » 2011 » Май » 29 » Будущее Арцаха дорого нам всем
15:01
Будущее Арцаха дорого нам всем
О своем сыне - офицере бывшей Советской  армии, участнике боев на всех фронтах Арцахской войны, министре обороны сначала НКР, а затем и Армении Сейране Оганяне рассказывает  Мушег ОГАНЯН.
- Расскажите, пожалуйста, о вашей семье. Как вы познакомились с тикин Лаурой, когда поженились?
- Познакомились в Реальном училище Шуши. Поженились после его окончания в 1961-м. Меня и Лауру направили в село Чардахлу Шамхорского района. Преподавали в школе и одновременно учились заочно: я в Бакинском институте иностранных языков, Лаура - в Педагогическом институте. Чардахлу - село известное, особенно своими выдающимися военными деятелями: оно дало 250 офицеров, 15 генералов (их число потом выросло), двух маршалов. Очень обидно, что впоследствии был полностью уничтожен армянский облик села, разрушен был и Дом-музей маршала Ованеса Баграмяна, на церемонии открытия которого присутствовал и я. Моя дочь, Сусанна, родилась в Чардахлу. Мы всей душой привязались к жителям этого села и природе. Как жаль, что жизнь пошла по иному руслу! В те времена существовала дискриминация в отношении армян, но на государственном уровне она не была столь явной. Но постепенно ситуация стала изменяться. Так, нас, армянских учителей, обязывали перед уходом в отпуск заготавливать и сдавать государству как минимум две тонны сена. У нас уже было трое детей, когда мы перебрались в Армению, в село Мргашен.
- Выбирая себе профессию, дети часто следуют примеру родителей. Принимали ли вы участие в вопросе выбора профессии вашего сына Сейрана?
- Когда Сейрану было 4-5 лет, стоило ему увидеть в селе человека в мундире, как он говорил: «Вырасту - стану милиционером, а моя сестра будет делать им уколы». Кстати, моя дочь Сусанна окончила Ереванское медицинское училище № 1 и сейчас работает в сельской аптеке. Сейран в 1979 м, после окончания средней школы, по путевке районного военкомата  отправился в Баку и поступил в  Высшее военное общевойсковое командное училище. В 1983-м, после окончания училища, был откомандирован в одну из советских воинских частей в ГДР. Письма Сейрана были очень кратки: «Воинская служба протекает нормально. Все хорошо. Желаю вам здоровья». Об армии - ни слова.
Женился он до Германии. 13 сентября 1985 года родился  его первенец Артур, а 28 января 1987 года - Гарик. В 1988-м, после окончания срока службы в Германии, его направили в 23-ю дивизию, дислоцированную в Кировабаде, а оттуда - в 366-й полк в Степанакерте, где он и прослужил до расформирования полка в 1991 году.
Был 1990-й год. Сейран сдал в Закавказском военном округе предварительные экзамены для поступления в Военную академию имени Фрунзе в Москве и уже позаботился о том, как устроить в Москве жену и детей. На 19-е июля был забронирован билет в Москву, а 18-го он должен был вернуться из Арцаха. Во второй половине дня он появился в полевой форме. «А почему не в парадной?» - спросил я. «Отец, я не поеду учиться»,- спокойно ответил он. «Почему?» - спросил я. «Карабах в состоянии войны, обстановка накалена, а я уроженец Арцаха - как же я могу оставаться в стороне? Ополченские отряды нуждаются в кадровых офицерах. Я обещал помочь по мере возможности. Для учебы время еще найдется, а для защиты родины дорога каждая минута. И я хочу использовать эти минуты для спасения Арцаха. Скажи свое слово!» Я ответил: «Сынок, как решил, так и поступай. Арцах дорог не только тебе, но и всему нашему  народу». Когда мы сели за стол, Левон, мой старший брат, поднял рюмку и сказал: «Сейран джан, желаю тебе счастливого пути и успеха. Получи в академии хорошее образование и возвращайся!» - «Дядя, я не учиться еду, а возвращаюсь в Арцах»,- ответил Сейран. Левон даже расстроился: «Езжай продолжать учебу, пока есть такая возможность!» Мой брат много лет учительствует, и для него самое главное в жизни - учеба. В разговор вмешался брат моей жены Наполеон Амирджанян - он тоже стал уговаривать Сейрана ехать в Москву учиться. «Я уважаю ваше мнение, но честь для меня дороже. Отец разрешил мне остаться в Арцахе - чтобы довести эту войну до окончательной победы».
Как он сказал, так и сделал: воевал, был ранен, победил и пусть даже с увечьем, но продолжил служить в Армии обороны НКР.
- Какой период в те времена был для вас самым тяжелым?
- Трудных моментов было много: как может быть спокоен родитель, когда его сын сражается на передовой? Летом 1992-го азеры решили любой ценой прорвать Мартакертский фронт и достичь Степанакерта. Вооруженные до зубов, они беспрерывно обстреливали Члдран, Кичан и другие окрестные села. В середине июля я и мой зять Меружан поехали в Степанакерт - повидать Сейрана. Начальник штаба Армии обороны Валерий Читчян сказал нам, что Сейран сейчас является командиром Мартакертского фронта, находится в Члдране и в Степанакерт приехать никак не сможет. Рано утром мы на машине отправились в Члдран. Погода была мрачной, в воздухе то и дело свистели снаряды, в лесу гремело. Кое-как доехали до Члдрана и узнали, что штаб фронта находится в сельской поликлинике. Вокруг здания теснились десятки отрядов. Прошло, наверное, часов пять, пока очередь дошла до нас. Мы во дворе явственно услышали: «Люди, отец мой из Армении приехал, дайте с ним повидаться!» Потом он обратился к Зорию Балаяну: «Зорий Гайкович, разрешите три минутки повидаться с отцом, чтобы он мог спокойно уехать обратно». Когда мы, наконец, встретились, был уже второй час пополудни. Поговорили пару минут, потом Сейран предложил попить чаю: он был голоден, да и спешил на передовую. Угостил нас чаем с хлебом и сыром. И как раз в эту минуту вошел Зорий Балаян с баронессой Кэролайн Кокс, и на этом наше чаепитие закончилось. Зорий сообщил, что приехала группа немецких журналистов, хотят побывать на передовой, поснимать. Сейран объяснил Зорию, что просьбу журналистов выполнить никак невозможно - отпускать их на передовую опасно. А баронесса Кокс попросила Сейрана сопроводить ее в местный «госпиталь», где скопилось много раненых. Сейран вместе с Зорием проводили Кокс. Так мне и Меружану не удалось хотя бы пять минут поговорить с Сейраном. Понимая серьезность момента, мы вернулись в Ереван.
30 августа 1992 г. Сейран приехал из Арцаха в Мргашен, чтобы отвести старшего сына Артура в первый класс. В школе сказали, что было бы очень хорошо, чтобы 1 сентября Сейран по случаю Дня знаний пришел в военной форме и как офицер Армянской армии призвал детей хорошо учиться и любить родину. Но 31 августа около пяти вечера из Еревана приехал Рубик Тоноян и сообщил, что азербайджанцы предприняли атаку на пограничное село Ваан Кармирского района и нужна срочная помощь. Сейран даже растерялся на миг - у него с собой не было ни войск, ни оружия. Но Рубик сказал, что людям в первую очередь нужна моральная поддержка. Я, Рубик и Сейран немедленно отправились в путь и, достигнув окраины села, увидели, что положение действительно сложное: азербайджанцы с вершины горы непрерывно обстреливали село. Сейран и Рубик оставили меня в селе, а сами отправились на линию огня, сказав, что скоро вернутся. Там они встретили генерал-майора Гургена Далибалтаяна (ныне генерал-полковник, советник министра обороны РА), подполковника Юрия Хачатурова (ныне генерал-полковник, начальник Генштаба ВС РА) и других офицеров. Далибалтаян расстелил карту, и они начали намечать позиции для контрудара. Для Хачатурова появление незнакомца было не очень приятным, поскольку он не знал, кто это. Генерал Далибалтаян представил Сейрана: «Командующий Мартакертским фронтом Сейран Оганян». Все сразу стало ясно. Потом начался контрудар наших. Через час-полтора азербайджанцы побежали, оставив восемь трупов и множество раненых. У нас двое погибли и еще несколько человек были ранены.
Сейран предложил преследовать противника, захватить село Матудара, освободить Арцвашен и закрепиться у озера рядом. Однако генерал Далибалтаян сказал, что президент Армении Левон Тер-Петросян приказал не переходить границу. Сейран и Рубик отправили меня домой, а сами вернулись лишь около трех ночи, все в пыли и крови, поскольку помогали эвакуировать из окопов убитых и раненых. Утром Сейран не смог повести сына в школу, так как не удалось отстирать от крови военную форму, а на следующий день снова уехал в Арцах, на свой Мартакертский фронт.
10 сентября Сейран был ранен, его переправили в Ереван, в Микаеляновскую больницу, где ему оперировали ногу.
В январе 1993-го я поехал к министру обороны НКР Сержу Саргсяну просить, чтобы он помог оформить документы для пенсии Сейрана. А он говорит: «А вы знаете, что ваш сын назначен начальником Главного штаба Армии обороны НКР?» Я вернулся домой, взглянул на Сейрана и говорю: «Что ж ты делаешь, сынок - как ты будешь в таком состоянии служить в армии?» А он в ответ: «Не хочу оставлять на середине начатое дело»...
- В нашей армии в результате вооруженных инцидентов на границе и в мирное время погибают солдаты. Делится ли в таких случаях с вами  Сейран Оганян своими переживаниями?
- Он переживает наравне с родителями солдат. Мы, особенно мать, чувствуя его состояние, стараемся не доставлять ему лишней боли своими вопросами. Сами сильно переживаем, понимаем состояние родителей: они проводили в армию сына, ждут его возвращения, а он не приходит - его привозят… Когда Сейран приезжает в село, то когда касается этой темы, глаза его наполняются слезами, он говорит: «Вы тоже родители, и я родитель своих детей, и у того погибшего парня есть родители…»
6 января прошлого года в Первопрестольном Святом Эчмиадзине состоялся обряд Водосвятия, и Хачкавором - Держателем Креста - был министр обороны Сейран Оганян. 7 января была освящена его квартира, затем Святым крестом было освящено и благословлено Министерство обороны. После церемонии министр, обращаясь к присутствующим, сказал: «Помимо своего дома у меня есть еще большая семья - Армянская армия, и по нашей инициативе мы в ближайшие дни с Его святейшеством посетим все пограничные части и Господним крестом благословим  границы нашей Родины». И на следующий день министр вместе с высшими офицерами и церковными иерархами лично принес Крест в каждый блиндаж, каждый окоп, и солдаты и офицеры, защищающие границы Армении и Арцаха, получили благословение Господне. Целых сорок дней Святой крест оставался в жилище министра, затем Сейран Оганян вместе с супругой и младшим сыном отвезли Крест в Эчмиадзин и передали его Верховному патриарху.
- Что вы чувствовали, когда Крест находился под кровом дома вашего сына?
- Сейран пригласил нас к себе, и мы с благоговением причастились к благодати Святого креста, получили привезенные из Эчмиадзина просвиры. И как пастырь в церкви произносит слово из глубины сердца, так и мы, родители, сказали: «Пусть Крест, являющийся нашим духовным оружием, защитит не только министра обороны, но и всю Армянскую армию и весь армянский народ». И я, и жена моя почувствовали: храня Крест в своем доме, Сейран ощущал великую радость и огромную ответственность. В его доме в каждой комнате стояли кресты. Он показывал их детям и объяснял им таинство Креста. А слова священника, освятившего его жилище, - «Благословен сей очаг!» - написаны над входом в его дом.
- Министр обороны Сейран Оганян в своих выступлениях часто ссылается на Гарегина Нждэ. Как продолжатель идей Нждэ, он придает большое значение связи армия-школа, армия-вуз. Как реагирует молодежь вашего села  на эти идеи?
- Сейран внес большой вклад в дело военно-патриотического воспитания  молодежи нашего села. Он помогает ей, содействует как поступлению на учебу, так и трудоустройству. В последние годы в Военный институт имени Вазгена Саркисяна поступило более 20-и парней из Мргашена, еще 23 уроженца нашего села служат в армии в чинах от старшего лейтенанта до подполковника, а два человека служат в авиации. Старший сын Сейрана, Артур, окончил Военный институт имени В. Саркисяна и служит в армии Арцаха - он старший лейтенант, командир роты. Второй сын, Гарик, окончил университет и тоже служит в Армии обороны НКР. У моего сына четверо детей. Мушегу, названному в мою честь, пять лет, Лауре, носящей имя бабушки,- 2 года. Допоздна не ложатся, ждут отца, чтобы немного повозиться с ним и только потом уснуть. Ну а Сейран приходит домой не раньше 11-12-и ночи.
- Люди, прошедшие войну, говорят: война огрубляет души людей - в них и потом живет психология войны.
- Уверен, что все те, кто знаком с Сейраном, знают, что он не изменился. А в смысле профессиональной ответственности окреп еще больше. Он очень добр, общителен, дружелюбен. И очень ответственный человек, никогда не нарушающий своего слова.
- И последний вопрос: есть ли что-то такое, чего вы не успели сделать в жизни?
- Всегда хотел вести дневник, но почему-то все откладываю на «завтра». Сейчас вот хочу записать свои воспоминания. Жизнь нашего поколения была связана с некогда могучей советской империей. Молодежь должна знать эту историю - это нужно для того, чтобы извлечь правильные уроки.
http://www.sobesednik.am/
Просмотров: 470 | Добавил: voskepar | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
VOSKEPAR
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ
Календарь
«  Май 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Поиск
Мини-чат
200
ВОСКЕПАР ©2010 - 2019