Четверг, 20.06.2019, 22:56

 
   

Главная |Регистрация |Вход

Меню сайта
Категории раздела
Обзор прессы [102]
Аналитика и Геополи́тика [52]
Армия [18]
Внешняя политика [7]
Наши баннеры


Коды баннеров
Друзья сайта


Архив записей
Статистика
Форма входа
Главная » 2010 » Август » 6 » Футбольная «война»
13:08
Футбольная «война»

Более пятидесяти лет назад в Кировабаде произошли трагические события, которые вышли за рамки того, что называется спортивная борьба

Прошло 50 лет с того дня, который запомнился мне навсегда и изменил весь ход моей жизни. 19 октября 1959 года. День, когда встретились две команды, представлявшие города в то время «братских» республик СССР – «Ширак» (Ленинакан) и «Текстильщик» (Кировабад). Они играли в одной из зон класса Б чемпионата СССР по футболу, причем «Ширак» прочно закрепился на втором месте, а «Текстильщик» был во второй половине турнирной таблицы. Ажиотаж вокруг этого матча был огромный. Болельщики обеих команд с нетерпением ожидали этой встречи. А болельщики кто? Это армяне, которые болели за «Ширак», и азербайджанцы, которые болели соответственно за «Текстильщик», т.е. две основные этнические группы населения города Кировабада (армянского Гандзака). Сегодня этот город называется Гянджа.

Основные городские и республиканские учреждения находились в азербайджанской части города, в то время как армянская часть застраивалась добротными собственными домами. Здесь проявлялась одна из основных черт кировабадских армян. Они испокон веков чувствовали себя хозяевами земли, на которой жили.

Стадион «Спартак», на котором должен был состояться матч, находился в армянской части города. Он был небольшой. Всего 7-8 тысяч мест. Билеты на этот матч в кассах не продавались. Они были распределены властями города по своему усмотрению. На самом стадионе во время игры было не очень много болельщиков «Ширака». Зато они очень удобно устроились на крышах домов и возвышенностях, окаймляющих стадион, и, зная, что может всякое случиться, запаслись «оружием пролетариата» – булыжниками, камнями… Дело в том, что ленинаканцы, приехав на матч за два дня до его начала, должны были остановиться в гостинице, в которой им были забронированы места. Однако на площади у гостиницы их встретила разъяренная толпа фанатиков с угрозами расправы. Закрыли проход в гостиницу.

Поступило предложение: в целях уменьшения накала страстей и предотвращения возможных инцидентов выехать в сопровождении военных в село Геташен – героическое село, бывшее оплотом для всех армянских сел Ханларского района. Геташен оставался последним островком армянства в Азербайджане. Он пал после печально известной операции «Кольцо» весной 1991 года, после ввода советских войск и последующего разорения азеровским ОМОНом. Однако выезд в Геташен был бы исключительной мерой, и руководство «Ширака» прекрасно понимало это, как понимало и то, какие санкции могут быть применены в этом случае в отношении команды. Последнее слово осталось за начальником городской милиции полковником Мехтиевым, ответственным за порядок в городе. Интеллигентный, умный, снискавший заслуженное уважение населения города полковник Мехтиев под личную ответственность настоял на том, чтобы команда «Ширак» осталась в городе. Он сделал все возможное, чтобы предматчевый период прошел без эксцессов. Ленинаканцы остались. К ним приходили футболисты «Текстильщика», проявившие спортивную солидарность и в определенной мере смелость и благородство.

Сегодня, по прошествии 50 лет, я разыскал двух участников того матча и, сидя в уютном ереванском кафе на площади академика Андрея Сахарова, они вспоминали все, что связано с этой игрой.

Жак Суприкян, левый крайний нападающий «Ширака»:

– За несколько дней до встречи, еще в Ленинакане, нас информировали, что в Кировабаде идут упорные слухи о том, что кировабадских футболистов у нас избивали, запугивали, не давали играть в свой футбол. И это явилось причиной их двух поражений в игре первого круга и в кубковом матче (обе игры закончились с одинаковым счетом 6:0 в пользу «Ширака»). Явным подтверждением несостоятельности этих слухов явились дружеское, истинно спортивное отношение кировабадских футболистов к нам как до матча, так и во время него. Никаких эксцессов на поле, преднамеренной грубости не было. Даже когда я забил красивый гол, полузащитник «Текстильщика» Яшар Бабаев подбежал ко мне, похлопал по плечу и сказал по-армянски: «Апрес, ахпер-джан». Такое не забывается. Однако напряженность чувствовалась во всем. Вспоминает другой герой матча, забивший два мяча в ворота «Текстильщика», Ованнес (Оник) Абрамян:

– Мы приехали на матч, уже зная о непростой ситуации в городе. Официальные лица, как могли, успокаивали нас. Нас предупредили, чтобы не выходили в город, не общались ни с кем. Мы не тренировались два дня. Настроение было паршивое. Каждую минуту мы ожидали неприятностей. Однако когда нашей охраной занялись десантники, это в значительной степени сняло напряжение. За 20-25 минут до начала матча в сопровождении военных мы прибыли на стадион, быстро переоделись и опять-таки в сопровождении военных вышли на поле. Тревожная, зловещая тишина стояла на стадионе. В этот момент какое-то тревожное чувство охватило нас. Однако радостные, одобрительные возгласы, доносившиеся с крыш домов и окаймляющих стадион холмов, взбодрили нас настолько, что мы, несмотря на уже начавшийся неодобрительный рев стадиона, собрались в круг и поклялись, что ради наших кировабадских соотечественников сыграем в свою игру.

Во время матча нас забрасывали яйцами и гнилыми помидорами, наши футболисты с опаской вбрасывали мяч из аута, близкого к трибуне. Для понимания дальнейших событий необходимо рассказать о самом матче. Футболисты обеих команд поприветствовали друг друга, обменялись вымпелами, всем своим поведением предлагая трибунам умерить свой пыл. По свистку судьи всесоюзной категории из Москвы Валентина Липатова (в Федерации футбола СССР знали о возможных событиях и послали судить высококвалифицированного арбитра) игра началась. Каждая команда, как говорится, играла в свой футбол. Ленинаканцы превосходили хозяев поля как в индивидуальном мастерстве, так и в командной игре. При счете 2:1 случилось то, что и должно было, наверное, случиться. Взбешенные азеры стали кидать камни в сторону футболистов и один из них попал в голову Жака Суприкяна. Игру приостановили. Врачи оказали Жаку первую помощь, и он снова вышел на поле. Мужество армянского футболиста еще больше разозлило азеров, и они еще интенсивнее стали забрасывать футболистов камнями, яйцами, гнилыми помидорами. В этот момент с крыш домов на трибуны полетели камни. Судья В.Липатов решил прекратить игру. Но подбежавший капитан «Ширака» Папик Папоян твердо заявил: будь что будет, но мы будем играть до конца. Судья отменил свое решение, и под рев стадиона матч продолжился. За несколько минут до его конца Оник Абрамян забивает третий гол в ворота кировабадцев. Все. Победа! Заслуженная победа!

После финального свистка началось что-то невероятное. Не думаю, что советский футбол, да и любой другой, видел что-нибудь подобное. Разъяренная толпа азеров пыталась прорваться к футболистам, устроить самосуд. Милицейский кордон с трудом отбивал натиск этой орды. Десантники взяли футболистов в плотное кольцо. С крыш полетели камни. Послышались звуки выстрелов. Началась паника.

Вспоминает Оник Абрамян:

– Образовав плотное кольцо, десантники, милиция и местные армяне проводили нас до раздевалки. Нам сказали, чтобы мы, не переодеваясь, взяли свои вещи и быстро сели в машину. Подкатили милицейские «черные воронки», и под охраной военных и милиции нас вывезли из города и довезли до границы Армении. Голодные, уставшие, с чувством тревоги ступили мы на родную землю. И только здесь почувствовали, что мы в безопасности. Но нас беспокоили события, происходящие в Кировабаде, о которых в дороге мы узнавали по милицейской рации, имеющейся в машине.

А в Кировабаде происходило следующее.

Проводив ленинаканских футболистов, армяне несколько успокоились, несмотря на локальные стычки на стадионе и за его пределами. Раздались выстрелы, крики. Пролилась первая кровь. Милиционеры-азеры стали откровенно поддерживать свое зверье. Но там были и армянские милиционеры, которые, сориентировавшись, стали поддерживать своих. А нахлынувшая огромная толпа армян из близлежащих кварталов изменила соотношение сил, и насильники обратились в бегство, круша на своем пути все, что попадалось им под руку. Били окна домов, машины, ломали молодые деревья.

Добравшись до своей половины города, злые, неудовлетворенные, обманутые в своих лучших надеждах, азеры всю свою злость выплеснули на возвращающихся из этой части города армян, в основном женщин. Избитые, окровавленные, в порванной одежде вернулись они в армянскую часть города, где уже собралась многотысячная толпа, готовая к отмщению. В руках у людей появились дубины, лопаты, ломы. И вся эта толпа, готовая к мести и защите оставшихся во «вражеской» части армян, двинулась в сторону моста.

На углу улиц Корганова и Джапаридзе их остановила машина начальника городской милиции полковника Мехтиева. Он просил разойтись по домам, сохранять спокойствие, обещал, что городские власти принимают меры по защите армян. В это время прошел слух, что на мосту избили и бросили с моста двух армянок. Тут толпа стала абсолютно неуправляемой. Люди перевернули машину Мехтиева и решительно двинулись в сторону моста. Обратимся к книге «На защитных позициях Арцаха» (Изд. «Амарас», Ереван, 1997, стр.15-16, на арм. яз.) замечательного человека, патриота и футболиста, участника этих событий Размика Петросяна: «Армянские женщины, работавшие на текстильном комбинате, находящемся в азербайджанской части города, не могли вернуться домой. Мы организовали вооруженные отряды и несколько раз совершали вылазки на этот комбинат и приводили женщин в их дома. По разным делам оказавшиеся в этой части города три армянские женщины оказались в руках озверевшей толпы и были жестоко убиты. Началась откровенная двусторонняя пальба из всего имеющегося оружия.

Через некоторое время раздался вой сирены – сигнал тревоги. Военные с обеих сторон моста потребовали, чтобы народ расходился по домам. Издалека послышался лязг гусениц танков. Люди стали расходиться.

В течение нескольких дней город был парализован. Никакого общения в это время между двумя частями его практически не было».

Результат футбольной «войны»: 20 убитых (из них 11 армян, в основном женщины), расформирование 2-го отделения милиции г. Кировабада, где служило 90% армян, в т.ч. начальник милиции (их, естественно, заменили турками-азерами), усиление тюркского национализма (к этому времени подоспело печально известное решение пленума ЦК КПСС «О подготовке национальных кадров республик Средней Азии и Азербайджана») и самое главное – начался массовый отток армянского населения Кировабада… Через некоторое время мой отец, бывший военный летчик, прошедший всю Великую Отечественную войну, воспитанный, как говорили тогда, в духе интернационализма, но вселивший в меня здоровый дух патриотизма, мне, как старшему сыну, сказал: «Сынок, это не место для житья, готовься к переезду в Ереван».

Александр Газарян "НОЕВ КОВЧЕГ"

Просмотров: 655 | Добавил: voskepar | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
VOSKEPAR
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ
Календарь
«  Август 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Поиск
Мини-чат
200
ВОСКЕПАР ©2010 - 2019