Понедельник, 17.06.2019, 17:38

 
   

Главная |Регистрация |Вход

Меню сайта
Категории раздела
Обзор прессы [102]
Аналитика и Геополи́тика [52]
Армия [18]
Внешняя политика [7]
Наши баннеры


Коды баннеров
Друзья сайта


Архив записей
Статистика
Форма входа
Главная » 2011 » Январь » 1 » 2010-й год для карабахского урегулирования: ожидаемое закрепление status quо в регионе
10:57
2010-й год для карабахского урегулирования: ожидаемое закрепление status quо в регионе
2010 г. для карабахского урегулирования абсолютно не совпал с годом календарным. Начался карабахский 2010-й год только 22 апреля, с заявления президента Армении Сержа Саргсяна о выходе официального Еревана из армяно-турецкого процесса. А закончился 2 декабря – Астанинским саммитом ОБСЕ с обсуждением карабахского урегулирования (не оправдавшим ни необоснованных надежд в Баку и не подтвердившим столь же необоснованных опасений в Ереване и Степанакерте).

Если очень кратко подвести итоги 2010 г., то можно выделить три значимых события или процесса, которые в той или иной степени оказали влияние на карабахское урегулирование:

· заморозка армяно-турецкой «футбольной дипломатии»

· искусственно вызванные  провалом армяно-турецкого процесса новые развития вокруг карабахского конфликта

· закрепление армяно-российского стратегического и военно-политического сотрудничества путем подписания Ереваном и Москвой Протокола №5 к договору о порядке функционирования российской военной базы на территории Армении.

 

Все эти три важнейших процесса или события в сумме своей и привели по итогам года к достаточно ожидаемому закреплению сложившегося status quo вокруг карабахского урегулирования. 

Завершение «футбольной дипломатии» Анкары и Еревана
 

При всей очевидности того, что армяно-турецкий процесс имел перспективы лишь в отрыве от карабахской проблематики (и именно попытка Анкары связать эти два процесса привела к провалу «футбольной дипломатии»), было также заметно, что пока развиваются события вокруг нормализации отношений между Ереваном и Анкарой, карабахское урегулирование будет находиться на заднем плане. Весь предыдущий год и вплоть до апреля 2010 г. все развития вокруг Нагорного Карабаха находились в тени армяно-турецкого процесса, хотя было очевидно, что в случае его успешной реализации весь региональный фон вокруг карабахского урегулирования серьезно изменился бы. Например, открытие армяно-турецкой границы лишило бы Азербайджан его последнего (наряду с военным шантажом) козыря в противостоянии с Арменией и Нагорным Карабахом.

Однако, по известным причинам этого не произошло, и армяно-турецкая «футбольная дипломатия» фактическим завершилась 22 апреля 2010 г. Серж Саргсян в своем заявлении отметил, что Армения выходит из процесса, так как очевидно, что Турция не собирается выполнять взятые на себя обязательства. По итогам «футбольной дипломатии» Турция вновь смирилась с позицией Азербайджана в регионе, лишившись права играть сколько-нибудь самостоятельную роль на армянском направлении, так как любой шаг Анкары по пути нормализации отношений с Ереваном приводит к обострению азербайджано-турецких взаимоотношений. Но надо также подчеркнуть, что хотя «футбольная дипломатия» завершилась безрезультатно, однако сами перспективы налаживания армяно-турецких отношений находятся на повестке дня и рано или поздно вновь будут возвращены во внешнеполитическую повестку, будь то по инициативе самих сторон, или же основных международных игроков.

Все же, последующие попытки Турции выступить посредником в карабахском урегулировании или изменить переговорный формат (как, например, в мае-июне 2010 г., непосредственно после «заморозки» армяно-турецкого процесса) были заранее обречены на провал. В условиях продолжающейся блокады Армении с турецкой стороны и сохраняющегося военно-политического сотрудничества Анкары и Баку, Турция не воспринимается ни Арменией, ни тремя странами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ как беспристрастный игрок. С другой стороны, события 2010 г. вновь продемонстрировали достаточно четко тот факт, что Турция, являясь членом НАТО и претендуя на роль региональной державы, не заинтересована в возобновлении боевых действий в Нагорном Карабахе, опасаясь вовлечения в конфликт с Россией или осуждения со стороны ЕС и международного сообщества из-за проблемы, которая не входит в число внешнеполитических приоритетов или вопроса национальной безопасности для Анкары.

 
Углубление армяно-российского военно-политического сотрудничества 

В августе 2010 г. в ходе государственного визита президента Д.Медведева в Армению, наряду с другими документами, был подписан дополнительный Протокол №5 к Договору 1995 г. о порядке функционирования российской военной базы на территории Армении. Согласно этому документу, расширилась географическая сфера ответственности 102-й РВБ, включающая уже всю территорию Армении (а не только вдоль периметра бывших границ СССР с Турцией и Ираном, как в прежней редакции Договора), а также продлевалась длительность ее нахождения (вместо прежних 25 лет – 49 лет)[1]. Кроме того, в соответствии с Протоколом, Россия взяла на себя обязательство обеспечивать вооруженные силы Армении современным и совместимым ВВТ.

В Армении склонны интерпретировать подписание этого документа как гарантии безопасности и военной помощи со стороны России в случае гипотетической войны с Азербайджаном. Хотя формально двусторонние и многосторонние (в рамках ОДКБ) обязательства России в сфере безопасности и взаимной обороны распространяются только на международно признанные границы Республики Армения, но не на территорию Нагорного Карабаха. Вместе с тем, вполне вероятно, что в силу чрезвычайной милитаризации региона и радикальности позиций конфликтующих сторон боевые действия (если они когда-нибудь и начнутся) не ограничатся лишь территорией Нагорного Карабаха и могут перекинуться по периметру протяженной границы между Арменией и Азербайджаном. Более того, даже просто наличие вдоль северо-восточных границ Армении и на армяно-нахиджеванской границе частей российской армии позволит высвободить значительную часть армянских вооруженных сил и эффективнее использовать их в Нагорном Карабахе, что также будет иметь существенное значение для дальнейшего хода возможных боевых действий.

Вместе с тем очевидно, что Россия не хочет, чтобы ее вовлекли в боевые действия вокруг Нагорного Карабаха, и в случае военной «разморозки» конфликта Москва может оказаться в трудном положении. Прямая военная помощь Армении со стороны России немедленно приведет к разрыву отношений с Азербайджаном, в том числе и в энергетической сфере. С другой стороны, невыполнение двусторонних и многосторонних обязательств по оказанию военной помощи Армении может лишить Россию репутации надежного партнера, дискредитировать функционирование ОДКБ как военно-политической организации, привести к выводу российской военной базы с территории Армении и потере единственного военно-политического союзника Москвы на Южном Кавказе. Если Москва не окажет военного содействия Армении, это поставит под угрозу дальнейшее армяно-российское стратегическое сотрудничество и лишит Ереван каких-либо стимулов к сохранению российской военной базы на своей территории. Потеряв Армению, Москва может одновременно также потерять политическое влияние и рычаги воздействия на Азербайджан и на весь Южный Кавказ.

Поэтому Россия заинтересована в сохранении status quo, поддержании военного баланса и невозобновлении боевых действий. Россия сохраняет свое военно-политическое влияние в регионе, одновременно оказывая содействие Армении, замораживая карабахский конфликт и привязывая к себе Азербайджан. После «Пятидневной войны» августа 2008 г. внимание к региону со стороны США и европейских стран ослабло, и поэтому России легче контролировать ситуацию и осуществлять посредничество между Арменией и Азербайджаном. Исходя из этого, подписание Протокола №5 в августе 2010 г. явилось существенным фактором, фиксирующим пролонгацию сложившегося военно-технического и военно-политического баланса в зоне карабахского конфликта. 

Тщетные попытки изменения реалий вокруг карабахского конфликта 

Что касается развитий непосредственно в карабахском переговорном процессе или вокруг НКР, то они в целом явились производными от той региональной ситуации, которая сложилась после заморозки «футбольной дипломатии» и перманентной напряженности на линии фронта, которая практически не меняется уже второе десятилетие.

«Переведя дух» от облегчения после кошмарного ожидания результатов спонсируемых США и Европой попыток армяно-турецкой нормализации, Азербайджан с лета 2010 г. вновь попытался повысить ставки в зоне конфликта, используя военную риторику как элемент давления в карабахском конфликте на армянские стороны и мировое сообщество. Активизировались перестрелки и столкновения на линии противостояния, а также попытки проверить на прочность позиции Армии обороны НКР. Закончились они безрезультатно, арифметика потерь была явно не в пользу азербайджанской стороны (особенно с учетом последних двух неудачных попыток прорыва азербайджанских диверсионных групп на мартакертском направлении 30 августа и 4 сентября). В свою очередь, громогласные заявления о якобы «скором начале Азербайджаном боевых действий», активно озвучиваемые азербайджанским руководством с лета 2010 г., привели к ответной риторике со стороны властей Армении и Нагорного Карабаха: проведению в ноябре самых масштабных после завершения боевых действий учений Армии обороны НКР в районе бывшего города Агдам.

Итогом же всех этих развитий стал Астанинский саммит ОБСЕ, в преддверии которого и сопредседатели, и конфликтующие стороны усилили политико-информационное давление с целью получения выгодных для себя развитий или не/подписания каких-либо соответствующих документов. Причем, в Баку почему-то ожидали, что армянские стороны к этому времени будут вынуждены пойти на односторонние уступки, а в Ереване и Степанакерте – что саммит ОБСЕ лишь зафиксирует сложившиеся реалии, и Азербайджан будет вынужден подписать документ, где наряду с прочим вновь возьмет на себя обязательство об исключительно мирном урегулировании конфликта. А мировое сообщество и сопредседатели ждали декларативного подписания некоего общего документа о готовности сторон к мирному урегулированию и одновременно стремились не допустить полного паралича переговорного процесса.

Инициативу в этом раунде переговорного процесса взяла на себя Россия, организовавшая за предыдущие несколько месяцев ряд встреч президентов и глав МИД Армении и Азербайджана. Однако итоги саммита, как известно, в целом лишь подтвердили позицию мирового сообщества о продолжении переговорного процесса на основе уже имеющихся Мадридских принципов. Все это означало лишь пролонгацию карабахского переговорного процесса на основе того, что имеется на столе у сторон и что, фактически, является политической реальностью.

Следовательно, итоги 2010 г. показали, что status quo вокруг Нагорного Карабаха вновь продлевается. Как, впрочем, и ожидалось…

Сергей МИНАСЯН
Журнал "Аналитикон"

Просмотров: 403 | Добавил: voskepar | Теги: в карабахском переговорном процессе, на мартакертском направлении, учений Армии обороны НКР в районе б | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
VOSKEPAR
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ
Календарь
«  Январь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Поиск
Мини-чат
200
ВОСКЕПАР ©2010 - 2019