Понедельник, 17.06.2019, 13:47

 
   

Главная |Регистрация |Вход

Меню сайта
Категории раздела
Обзор прессы [102]
Аналитика и Геополи́тика [52]
Армия [18]
Внешняя политика [7]
Наши баннеры


Коды баннеров
Друзья сайта


Архив записей
Статистика
Форма входа
Главная » 2010 » Ноябрь » 6 » “Я буду просить вас, товарищ Сталин, разобраться в вопросе с Нагорным Карабахом и Нахичеваном”
17:02
“Я буду просить вас, товарищ Сталин, разобраться в вопросе с Нагорным Карабахом и Нахичеваном”
7 ноября исполняется 110 лет со дня рождения партийного и государственного деятеля Григория АРУТЮНЯНА (АРУТИНОВ). Уроженец Грузии, он долгие годы был на партийной работе — вплоть до секретаря Тбилисского горкома. В 1937-м Москва назначила его первым секретарем ЦК КП(б) Армении. На этом посту Г.Арутюнян проработал до 1953 года — самые опасные и трудные годы. Имя и деятельность Григория Арутюняна долгие годы незаслуженно замалчивались, хотя вклад его в историю и развитие Советской Армении весьма значителен. Предлагаем читателям отрывки из готовящейся к изданию книги Гамлета МИРЗОЯНА о руководителях советской Армении, а также из воспоминаний Егише АСАТРЯНА, более десяти лет проработавшего с Григорием Арутюняном.
В ночь с 26 на 27 сентября в дверь тбилисской квартиры Арутиновых позвонили. На пороге стоял офицер НКВД:
— Тов.Арутинов, поспешите, вас ждут в спецвагоне на вокзале. Машина внизу.
Арутинов крепко обнял жену (с Ниной Григорьевной они поженились в 1926 г.) и молча вышел. В спецвагоне его встречал Берия. На кожаном диване сидели Микоян с Маленковым. Не дав вошедшему опомниться, Микоян сказал:
— Тов.Арутинов, 23 сентября пленум ЦК Компартии Армении избрал вас первым секретарем. Поезд на Ереван уходит через час.
Ошеломленный услышанным, Арутинов пытался возразить. Предвосхищая его доводы против, Маленков жестко сказал:
— Мы с вами солдаты партии. К тому же вопрос о вашем назначении согласован с тов.Сталиным.
— Но я даже языка армянского не знаю.
В разговор вмешался Микоян:
— У меня там друг, известный в республике учитель — Симак, он вас за пару месяцев языку научит.
Не прошло и получаса, а Арутинов уже покачивался в вагоне поезда на пути в Ереван, так и не успев предупредить жену, свою Нину.
* * *
Большой ценитель музыки Арутинов с женой не пропускали ни одной интересной постановки в Театре оперы и балета им.Спендиарова. После представлений он по обыкновению шел за сцену, чтобы пожать руку артистам и музыкантам. Как-то раз, очарованный слаженной игрой оркестра, он пригласил главного дирижера Константина Сараджева к себе домой. Придя к нему, Сараджев рассказал о своих поездках в Европу, в Москву и Ленинград, где дирижировал в больших симфонических концертах.
— А мы что, не можем и в Ереване проводить такие же замечательные концерты?
— Можем, будь у нас подходящий оркестр, — ответил дирижер.
И 14 декабря бюро ЦК КП(б)А вынесло решение: "С 1 января 1938 г. создать при Армфилармонии государственный симфонический оркестр в составе 60 исполнителей”.
* * *
В начале 1938 года Хворостян (c 1937-го — нарком ВД Арм.ССР; расстрелян в 1939-м) подает Арутинову докладную записку, в которой была обрисована зарубежная деятельность Аветика Исаакяна, его связи с партией Дашнакцутюн и его антисоветские выпады.
— А что, возвращение Исаакяна в Советскую Армению, тов.Хворостян, вам ни о чем не говорит? — хмуро глядя в глаза чекисту, спросил первый секретарь ЦК.
У того даже веко не дернулось.
В одной из бесед с Арутиновым Исаакян обронил: "Мы уже не дашнаки. Так кто же мы теперь? Армянами стали”. Спустя годы поэт напишет проникновенное письмо Арутинову: "С чувством глубокой признательности сообщаю вам, что получил от горсовета Еревана виллу, по ул.Баграмяна, 27, которую вы построили для меня”.
С легкой руки Исаакяна за Арутиновым закрепилось прозвище — "Гриша-шинарар”, то есть "Григорий-строитель”. Возведенные при нем архитектурные шедевры и сегодня украшают столицу Армении.
* * *
В июне состоялся XI съезд КП(б)А, на котором выступил нарком внутренних дел Хворостян. Он сообщил делегатам, что органами НКВД обнаружен схрон священнослужителей Эчмиадзина, умудрившихся запрятать на глубине двух с половиной метров 15 пудов серебра и 3,5 кг золота, и что все это изъято в пользу государства. А еще добавил, что часть антисоветски настроенных священников уже наказана, остальные ждут своего часа. 30 июля Хворостян положил на стол Арутинову проект решения ЦК КП(б)А "Об Эчмиадзинском католикосате”, настаивая на немедленном обсуждении вопроса на бюро, и как бы между прочим намекнул, что копия документа направлена Ежову. 4 августа под нажимом начальника НКВД первый секретарь ЦК созвал-таки бюро. Из решения бюро: "Принимая во внимание, что имеющиеся материалы изобличают католикосат Эчмиадзина в активной борьбе против Советской власти и армянского народа, закрыть Эчмиадзинский монастырь и превратить его в музей, не избирать нового католикоса и упразднить центр армянского духовенства — католикосат Эчмиадзина”. По настоянию Арутинова в решение добавили строчку: "Просить ЦК ВКП(б) утвердить”. Хворостян хотел было возразить, это, мол, вопрос местного значения, сами управимся. В ответ он услышал: "Эчмиадзин как духовный центр армянства имеет международный вес и значение. Вот почему вопрос этот следует согласовать с ЦК ВКП(б)”.
Григорий Артемьевич надеялся выиграть время. И он не ошибся в своих надеждах. Не прошло и месяца, как по спецсвязи с ним связался Сталин:
— Тов.Арутинов, вы все еще настаиваете на закрытии католикосата?
Сама постановка вопроса подсказывала Арутинову ответ:
— Нет, Иосиф Виссарионович, не настаиваю.
— Ну и ладно.
Так вопрос об упразднении Эчмиадзина был закрыт. Ежов с Хворостяном рвали и метали...
* * *
8 июля Арутинов выносит на бюро ЦК вопрос о присвоении звания народного артиста Армянской ССР Рачья Нерсисяну, исполнителю роли секретаря большевистского подполья, и Авету Аветисяну, исполнителю роли дашнакского спарапета Нжде в фильме "Зангезур”. Один из бдительных членов бюро недоуменно вопрошает: "Что подумает народ, если мы дадим звание народного артиста исполнителю роли дашнакского хмбапета?” Мягко улыбнувшись, Арутинов заметил: "Мы не спарапета награждаем, а замечательного актера”.
* * *
29 октября 1943 года, в разгар войны, по предложению Арутинова ЦК ВКП(б) с одобрения Сталина принимает решение о воссоздании Армянского филиала Академии наук СССР, заложенного еще в марте 1935 года. И уже 21 ноября ТАСС сообщает об образовании самостоятельной академии наук Армянской ССР. 25-го решением Совнаркома республики был утвержден список из 23 действительных членов академии. А 29 ноября, в День советизации Армении, состоялось первое общее собрание ученых. Президентом академии единодушно был избран Иосиф Орбели, вице-президентом — Виктор Амбарцумян.
...В начале 1944 года в Москве с успехом прошли Дни армянской музыки, что подвигло Арутинова взяться и за организацию представительной выставки армянских художников в стенах Третьяковской галереи. На выставке, открывшейся 15 сентября, было представлено более 500 работ — живопись, графика и скульптура. Иностранные дипломаты, понемногу возвращавшиеся в столицу СССР, были изумлены и очарованы источающими свет и радость полотнами Мартироса Сарьяна и молодой поросли национальных талантов.
Арутинов с ведома ЦК ВКП(б) пригласил в Ереван крупнейшего историка академика Евгения Тарле, несомненного авторитета в области русско-турецких отношений. Они обсудили все аспекты вопроса о слиянии Западной Армении с Арменией Советской — ради и во имя исторической справедливости. Тарле представил в ЦК ВКП(б) подробную справку по поднятому вопросу, направив копию Арутинову. Обсуждение вопроса у Сталина хоть и состоялось, но, как ни больно, решения принято так и не было.
* * *
1 июля Армянская ССР получила свой государственный гимн на слова Сармена и музыку Арама Хачатуряна. Арутинов был несказанно рад, что ему удалось привлечь к работе Арама Ильича. Они дружили. Арутинов построил для мировой известности композитора виллу, куда Хачатурян охотно приезжал.
Из воспоминаний Арама Хачатуряна: "Григорий Артемьевич в моей биографии сыграл огромную роль, так как благодаря ему я начал думать, что армянское — это главное зерно, которое должно быть отражено у меня в творчестве. ...Это был очень красивый человек, высокий, стройный, широкоплечий, с умным, благородным лицом, умными, пронизывающими глазами, внимательный к людям”.
* * *
Война еще гремела на западных границах страны, а Арутинов 13 февраля 1945 года собирает бюро ЦК. Решали, как отметить 150-летие со дня смерти поборника дружбы народов Закавказья — Саят-Новы.
Вечер памяти великого песнопевца состоялся 25 сентября в Театре оперы и балета. А еще в августе Арутинов пригласил в Ереван московских поэтов-переводчиков Веру Звягинцеву, Арсения Тарковского и Константина Липскерова. Они перевели с армянского, грузинского и азербайджанского 87 блистательных стихотворений великого ашуга. В те же дни и стал всеобщим достоянием портрет работы Рачья Рухкяна "Саят-Нова”.
* * *
Стараниями Арутинова 15 апреля состоялась встреча викария Католикоса Всех Армян Геворга Чорекчяна со Сталиным. "Отец народов” оказал ему теплый прием, справился о здоровье гостя и горячо поблагодарил его за весомый вклад Армянской Церкви в общее дело — разгром врага. Г.Чорекчян вручил Сталину письмо, в котором просил позволить возродить духовную семинарию со сроком обучения в шесть лет, вернуть Эчмиадзину его библиотеку, разрешить вновь открыть типографию, строго очертить территорию Эчмиадзинского монастыря, возвернуть Эчмиадзину храмы Рипсимэ, Гегард и Хор Вирап, а также поспособствовать реконструкции храма Звартноц по проекту архитектора Тороса Тороманяна. 19 апреля Сталин наложил на прошении викария резолюцию — "Согласен. Председатель Совнаркома Союза ССР”.
6 июня далеко за полночь Сталин принял Арутинова, и, как обычно, вне очереди. Сталин взял из его рук письмо, в котором был поднят вопрос о восстановлении границ с Турцией по состоянию на 1914 год. Вникнув в суть документа, Сталин признал, что в 1921 году Турция воспользовалась тяжелым положением России, отхватив часть земель Армении. И тут же поручил министру иностранных дел В.М.Молотову представить ему подробные карты границ Российской империи с Турцией 1914 года и Советской России — 1921 года... 27 октября Арутинов вновь в Москве. Он полон надежд на возвращение армянских земель, аннексированных Турцией, и готов обсудить с вождем условия репатриации зарубежных армян на историческую родину.
Не успел Арутинов переступить порог сталинского кабинета, как Хозяин двинулся ему навстречу со словами:
— Тов.Арутинов, знаю, что армяне несколько разочарованы тем, что вопрос объединения армянских земель так и не решился. Но мы уведомили наших союзников и Турцию, что Советский Союз не снимает с повестки дня предъявленные Турции территориальные претензии.
— Как я вас понял, Иосиф Виссарионович, вопрос о возвращении земель, отторгнутых Турцией, решаться будет не один год. По этой причине я буду просить вас, товарищ Сталин,  разобраться в вопросе с Нагорным Карабахом и Нахичеваном.
На этих словах Арутинов протягивает Сталину письмо, текст которого привожу без купюр и сокращений:
"Иосиф Виссарионович!
Нагорно-Карабахская автономная область, примыкающая к территории Армении, с 1923 г. входит в состав Азербайджанской ССР. Население этой области является в основном армянским. Из 153 тыс. населения — 137 тыс. является армянским. Сельское хозяйство Нагорного Карабаха является аналогичным с горной частью Армении. Вхождение Нагорного Карабаха в состав Армении намного способствовало бы развитию его, улучшилось бы руководство хозяйством. Массово-культурное и политическое обслуживание населения на родном языке усилилось бы при руководстве со стороны республиканских органов Армении. Вхождение Нагорно-Карабахской области в Армению дало бы возможность местным кадрам продолжать высшее образование на родном языке в вузах Армении. С другой стороны, Армянская ССР могла бы получать национальные кадры из Нагорно-Карабахской области, которые отличаются своей деловитостью и в настоящее время, естественно, не могут быть полностью использованы в Азербайджане. Исходя из этого и желания населения Нагорного Карабаха, Центральный Комитет и Совнарком Армении вносят на рассмотрение ЦК ВКП(б) и Союзного Правительства вопрос о включении в состав Армянской ССР Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР в качестве Карабахской области. При положительном решении этого вопроса ЦК и Совнарком Армении войдут в Правительство с предложением о восстановлении бывшего центра Карабаха города Шуши, разрушенного перед установлением Советской власти”.
Вчитавшись в документ и между строк, Сталин раздумчиво спросил:
— Вы что, думаете внутри Советского Союза решать пограничные вопросы куда проще?! — и добавил: — А с Багировым вы обговаривали это?
— Нет, разговора на эту тему у нас не было.
* * *
14 июля 1953 года на пленуме ЦК КП Армении Арутинов выступил с сообщением "Об антипартийных и антигосударственных преступных действиях Берия”. В прениях приняли участие 26 человек. Казалось, обсуждение шло в размеренном русле. Попросив слова, министр автотранспорта и шоссейных дорог республики Шмавон Арушанян начал с резкостей:
— Ставленником извращенца Берия в Армении является Арутинов-Арутюнов-Арутюнян. Что я могу привести в подтверждение своих слов? Вот уже 17 лет Арутинов работает в Армении, и все эти годы он здесь был проводником политики Берия, гнул его линию.
Зал заволновался. Арушанян вошел в раж:
— В Армении Арутинов кадры расставлял по указке Берия.
Обвинив Арутинова во всех смертных грехах, Арушанян бросил в лицо первому секретарю:
— За что вы подвергли меня гражданской казни?.. Я что, не в состоянии вести политические кампании?! За что вы меня гноили все эти годы? Отчитайтесь перед пленумом.
Дав ему излить всю желчь, Арутинов вставил:
— Тов.Арушанян, не забывайтесь, вы у нас всего лишь министр, а не апостол.
Свою гневную тираду Арушанян заключил словами:
— Тов.Арутинов недостоин занимать пост первого секретаря Компартии, ему не место в ЦК, да и вообще в нашей партии.
Из воспоминаний
Егише Асатряна

В 1952-м группа из ЦК под руководством председателя профсоюза Рухикяна во время проверок Сисианского района выяснила, что в Ацаванском колхозе погибло 8 свиноматок. Меж тем акт, составленный по данному факту, вызывал у проверяющих некоторые сомнения. Во время обсуждения на бюро райкома, несмотря на обоснованные возражения, в том числе и с моей стороны, бюро под давлением Рухикяна приняло решение исключить из рядов партии председателя колхоза, освободить его от занимаемой должности и возбудить против него уголовное дело. По счастью, Григор Арутюнян находился в то время в соседнем Горисском районе и в тот день собирался приехать в Сисиан. Я попросил председателя колхоза не покидать приемную и обратиться к первому секретарю, как только он прибудет.
"Сколько лет вы работаете на должности председателя?” — спрашивает его первый секретарь. "Год и шесть месяцев”, — отвечает тот. "Сколько вам лет?” — "Двадцать девять”. — "Вы специалист?” — "Да, окончил Ереванский сельхозинститут”. — "Семья есть?” — "Четверо детей, жена, мать и отец”.
Надо сказать, разговор этот происходил в присутствии членов бюро райкома и проверяющей комиссии ЦК. Раздосадованный Арутюнян обратился к ним: "Вы что, спятили, хотите за 8 свиноматок сделать несчастными всех членов его семьи? Вы даете себе отчет, что ваше необдуманное решение может привести к тюремному заключению сроком от 5 до 8 лет?” И Арутюнян отменил решение бюро.
* * *
Арутюнян и члены его семьи были в высшей степени порядочными и бескорыстными людьми. Однажды он спросил меня, возможно ли на одной из фабрик изготовить книжный шкаф — некуда ставить книги. Я, конечно, поручаю директору фабрики им.Кирова Сафразяну изготовить книжный шкаф для ЦК. Согласовав эскиз с Арутюняном, прошу директора фабрики поручить эту работу репатрианту из Франции, мастеру Врамшапуху. Далее спрашиваю у Григора Артемовича, могу ли я попросить управляющего делами ЦК Папина организовать транспортировку и доставку шкафа в его кабинет. "Какое дело Папину до моего шкафа, — говорит Арутюнян. — Я просил шкаф для своих личных книг, потому что в магазинах шкафов не найти. Посему все расходы я должен взять на себя”.
Когда шкаф был установлен в служебной квартире Арутюняна, я предъявил ему счет. Он прочел: стоимость шкафа 1670 рублей, транспортировка и установка — 125 рублей. Пристально посмотрев на меня, он сказал: "Слушайте, за кого вы меня принимаете, кто дает за такой шкаф 1670 руб.?” Хорошо зная его характер, я заранее попросил у руководства фабрики полную калькуляцию. "Григор Артемович, — сказал я, — вы напрасно подозреваете меня в обмане. Во-первых, мы не знали, что этот шкаф для вашего личного пользования. А для ЦК что 1600, что 2600 руб. не имеет существенного значения. И потом, предприятие вместе со счетом представило также калькуляцию, где указаны расходы на материал, производственный процесс и пр. Разница между вашим и другими шкафами, — продолжал я, — лишь в том, что в вашем случае его делал высокопрофессиональный, добросовестный специалист”. Но даже после внимательного изучения калькуляции Арутюнян с сомнением качал головой.

 

"Григорий Арутюнян. Первый секретарь Второй республики”


В кинотеатре "Москва” состоялась презентация документального фильма Артема ЕРКАНЯНА "Григорий Арутюнян. Первый секретарь Второй республики”. "Я думал, что сегодня в зале не будет свободных мест, — предварил свою вступительную речь на презентации председатель Союза кинематографистов Рубен Геворкянц, оглядев собравшихся. — Ведь в фильме рассказывается об одном из величайших сынов Армении!”

Григорий Арутюнян остался в новейшей истории страны многими полезными делами, которые подчас делались вопреки Центру. Вот некоторые из них. Празднование 1000-летия эпоса и памятник Давиду Сасунскому, открытие зоопарка и Ботанического сада, строительство здравниц в Джермуке, создание ансамбля песни и танца Т.Алтуняна, гусанского ансамбля, квартета имени Комитаса, джаз-оркестра А.Айвазяна, основание Академии наук, Бюраканской обсерватории, Института математики. За годы его правления значительно преобразился и Ереван — возникли проспект Баграмяна, площадь Ленина, крытый рынок, здание ЦК партии, были возведены мосты Ахтанак и Большой Разданский ("Киевский”). Особое внимание уделялось озеленению: по указанию Арутюняна были засажены деревьями холмы вокруг города — Канакер, Норк и Цицернакаберд. Григорий Арутюнян пригласил в Армению крупнейших ученых: Орбели, Алиханяна, Амбарцумяна, Дживелегова, а А.Исаакяну и А.Хачатуряну были дарованы особняки, в которых сегодня располагаются их музеи. Многих из деятелей культуры Арутюнян собственноручно вычеркнул из "арестных” списков, представленных КГБ...
Умышленно или случайно, но имя Арутюняна долгое время старались не упоминать, забыть. Эту досадную несправедливость и решил исправить своим фильмом тележурналист Артем Ерканян. В основе фильма редчайшие документальные кадры тех лет, что в свою очередь повышает его ценность. В этом ему помогли киностудия "Айк”, телекомпания "Шант” и, конечно же, дочь Григория Арутюняна Нами Микоян. "Я очень благодарна создателю фильма за такой прекрасный подарок к юбилею Григория Артемьевича. Сложно, конечно, за 50 минут рассказать весь жизненный путь Арутюняна. Однако авторам фильма удалось, на мой взгляд, самое главное — отобразить личность человека, влюбленного в свою страну”, — сказала Нами Микоян.
Цель этой картины — представить портрет национально мыслящего лидера, внесшего значительный вклад в становление молодой республики.
"Я надеюсь, что жизненный путь моего героя послужит примером для многих сегодняшних руководителей — во всяком случае в это хотелось бы верить”, — сказал Артем Ерканян. Картина скоро будет показана по армянскому телевидению.
Подготовил

Рубен Пашинян "Новое время"
Просмотров: 467 | Добавил: voskepar | Теги: а А.Исаакяну и А.Хачатуряну были да, песни и танца Т.Алтуняна, Орбели, гусанского ансамбля, Квартет, Амбарцумяна, Дживелегова, Алиханяна | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
VOSKEPAR
АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ
Календарь
Поиск
Мини-чат
200
ВОСКЕПАР ©2010 - 2019